June 28th, 2006

poems

Страшила - Элли

Сил нет линки ставить, все у kshk

Этих сюжетных линий все-таки - дофига:
Лев, как собачка, трется, мацает твой подол,
этот, который Железный, поставил себе фингал,
случайно махнув масленкой - бестолочь и осел.

Мы, словно зондеркоманда, проходим страну насквозь, -
у встречных трясутся челюсти, глупый народ - жевуны! -
Лев пару сожрал в сторонке, как же - почетный гость,
а этот, который тупица, с тобою на ты, увы.

Мы премся по этой желтой, кто там сказал "кирпич"? -
Песок разъедает краску на круглом моем лице,
Лев принялся за Тотошку, - все-таки слишком хищн,
а этот, который сволочь, не любит тебя совсем.

А ты, безусловно лучше, чем я представить бы смог
в своих бесконечных мыслях о том, как устроен мир. -
Как жаль, что я из соломы, а вовсе не главный бог,
не Гудвин хотя бы, что ли... - умница и вампир.
poems

Гингема - Чарли Блэку

Здорово, бродяга Чарли, с тех пор, как мы развелись
я, в общем не постарела и даже не так сдала,
как ты бы хотел представить. - Я вновь выбираю из
не лучших, но постоянных, заботливых - все дела.
Да, то, что меня прибило, - брехня, тут ты снова прав,
как, собственно, и в тот вечер, когда усвистел к своей,
как там ее бишь... - Елене? Ах, Стеле, прости, пора
и мне бы уже запомнить, что любишь ты посложней
чтоб имя звучало, только у них в голове - сквозит.
Но это не так уж страшно блондиночкам, согласись.
Я, кстати, предупреждала, - что все иначе вблизи,
но ты же мужчина, мачо, - повелся на эту мисс.
Нет, это уже не ревность: проехали - столько лет
и столько твоих подружек, и я, в общем, не одна.
Я книжку тут написала - знакомый тебе сюжет,
с концовкой другой, но это уже не моя вина.
  • Current Mood
    не отпускает, хоть плачь
  • Tags
    ,
poems

Второе письмо Гингемы

Послушай, я посылаю второе тебе письмо
практически вслед за первым и это - не комильфо,
но как бы ты ни ершился, ты, несомненно мой,
а я, несмотря на Джюса, все помню твой телефон
и вздрагиваю, случайно заслышавши Summer Time -
мелодия, безусловно, не для твоего лица.
Я скоро возненавижу свой благословенный край:
всех этих жующих вечно, моргающих без конца.
За дверью скребется Урфин - он, в общем-то, неплохой
и очень боится, знаешь, что я от него уйду,
старается, как умеет, облагородить sweet home -
все стены и окна-двери облицевал под дуб.
Я стала помягче, знаешь, не сразу за чемодан,
но все-таки не готова мальчишку ему рожать,
вот он и строгает, пилит и лобзиком что-то там, -
и только глядит побито. И так его, знаешь, жаль.
Я, в общем, ты понимаешь, не то, чтоб совсем трезва,
иначе бы не рискнула транслировать эту чушь.
Но - тоже имею право. И тоже, как ты, права,
что отменила рейсы в Канзас. Всё. Пойду под душ.
  • Current Mood
    остановите меня
  • Tags
    ,
poems

(no subject)

Можешь не верить, но, кажется, я - попала:
не пальцем в небо, но и не мимо все же. -
Где-то внутри достигает спираль накала,
если рванет, мне ничто уже не поможет.
Ну, посмотри и со мной надо мной посмейся, -
как я мечусь между "хочется" и "мне страшно".
Точка кипения - сотня (измерил Цельсий),
я бы сказала тридцать и это важно. -
Значит, не девочка, вроде уже, не дура
тоже, казалось бы, - в жизни видала много.
С чем-то сумела смириться (но не с фигурой,
с профилем тоже не очень, но это - гонор),
где-то решила: проще будет отдаться,
с кем-то рассталась так, чтоб уже не вспомнить, -
в общем, себе на уме, а не то, что в двадцать:
"...нечем дышать без тебя, не хватает комнат..." -
И вот такая вся умная, деловая, -
локомотив, а не женщина, - громкий тихий ужас.
Я в совершенной панике понимаю,
что появился тот, кто мне очень нужен.
poems

Гингема - Урфину Джюсу

Я когда-то была королева, ты помнишь, Урфин.
А теперь, что осталось от тех сумасшедших плясок? -
Платье дивное Коломбины и пара масок:
"очень сильной любви" и вторая "безумный ужас".
Полюбила мадеру, гляжу иногда с упреком,
а порой и скандалы, - куда же девать натуру
артистичную эту (влюбленные - они дуры),
и, конечно, плачу и это выходит боком. -
Мне б прощенья стоило попросить, да поздно, поздно:
уж не первый год мы друг друга не то, чтоб терпим, -
так, ваяем помалу что-то, ломаем, лепим,
да разъемы не сходятся, - надо бы жить нам розно.
У меня батареи пиявок и змей - вдольстенно,
у тебя - батальоны солдат из дубовых бревен.
Ты когда получал меня в дом... - был тогда доволен? -
Ты же знал, кому и зачем ты пришел на смену.
У него нога, - ну и пусть про Тромсё всё враки -
твой укол смешон, ты считаешь, что я не знала?
Я ж его встречала на пристанях и вокзалах,
и, конечно, знала про пьянки его и драки.
Ну, послушай, хочешь, - уйду? - Вот сейчас, сегодня. -
Где-то там в Канзасе уж скоро рожает Элли,
а потом мальчишка в домик - "кши, полетели..." -
И ты снова станешь, совсем как тогда, свободным.
poems

Гингема - Стелле

Ну, знаешь, Стелка, ты тоже стерва -
все пела Чарли, мол, "ты мой первый!"
Какую, все же, фигню несла!
А он и счастлив - развесил уши,
к твоим хранцузским рванул подушкам,
слинял под вечер и все дела.
Тебе, конечно, всё восемнадцать.
Не надоело так притворяться? -
В подтяжках вся уже до ушей!
И твои эти "ах, милый, чмоки",
и чтоб при встрече три раза в щеки... -
Дарю иголки - хоть рот ушей.
Но, в общем, знаешь, я не в обиде, -
он сам все понял, все сам увидел,
бедняга в шоке - вчера звонил.
Так что, не дергайся, - я простила:
что было, то хорошо, что - было.
Но лучше больше не тронь моих.