June 29th, 2006

poems

Гингема - Чарли Блэку

Телеграмма

Чарли, поторопись, мне помощь твоя нужна, -
такая хреновая жизнь, как из меня - жена
Урфину оказалась, но я сейчас не о том. -
Я жду тебя у развилки, в Город войдем вдвоем.
Там паника и безумье, крошится изумруд,
какая-то Белка приперлась, да, именно так зовут.
Сказала - придумал Пушкин, сказала, сожрет дома
и стены, и башни, в общем, народец сошел с ума
и срочно пакует вещи. В армии - беспредел,
правительство разбежалось, Страшила бы поседел,
когда бы не из соломы. - Короче, давай быстрей.
Я вещи уже сложила. Пишу тебе от дверей.
poems

Гингема - Урфину Джюсу

Ох, Урфин, мой милый Урфин. Прости, если что не так.
Письмо обнаружишь утром, я буду уже в пути.
Мне, знаешь, не так-то просто решиться на этот шаг,
но я не могу остаться. - Еще раз: меня прости.
Да, я собрала все вещи: лягушек, и змей, и крыс,
летучие мыши сами сорвутся за мной вослед.
Ты выдержишь, я-то знаю, что ты ни разу не скис
за эти почти пятнадцать со мной мучительных лет.
Я - в Изумрудный город, там что-то нехорошо.
В конце концов, не Страшила, а я волшебница здесь,
ну, ведьма. Ответ от Чарли все еще не пришел,
я жду еще пару суток, - иначе придется лезть
одной в эту авантюру. Но выбора больше нет:
в зелененькую шкатулку пробрался престранный зверь -
придумал какой-то Пушкин запутаннейший сюжет,
а в результате Белка жрет камни. Ну, верь, не верь,
а я ухожу не к Блэку, а, в сущности, на войну. -
Ты помнишь, я лет так в двадцать была на подъем легка.
И, знаешь, я доверяю стоять за спиной тому,
кто раненных и убитых своих не бросал пока.
Но, в общем, не в Чарли дело. - Я больше так не могу:
в дубовых твоих хоромах мне нечем совсем дышать.
Везде твои деревяшки и этот рахат-лукум,
а у меня аллергия на сладкое (я мышам
его отдавала). - Знаю, была непростой женой,
скорее я - наказаньем за что-то была тебе.
И одному полегче прожить будет, чем со мной.
Целую. Купи собаку и поезжай в Тибет.
poems

Гингема - Фреду Каннингу

Телеграмма

Каннинг, ты нужен срочно, к черту твоих девиц.
Смотри, я сейчас возникну в каждом из встречных лиц. -
Не дергайся, это Гинга, не морок и не обман.
Я знаю, меня не любишь, но я не Желтый туман -
и не исчезну утром, так что гони их всех.
Не притворяйся старым, хитрый седой морпех.
Слушай, я буду краткой: Остров попал в беду,
я вызываю Чарли, да и сама иду. -
Все свои междометья выскажешь мне потом,
давай, раскатывай парус. - Если не ты, то кто?
poems

Последний лист дневника Гингемы

Вот и письмо от Чарли: марраны берут свое,
и оба моих красавца попали под их прицел.
В небе невыносимо пичуга поет, как пьет
силу мою и волю - выжить, сражая цель.
Урфин и Чарли... - К черту, плакать нельзя сейчас,
мало ли, что под сердцем пропасть раскрыла пасть. -
Многое между нами было, теперь без нас
многое тоже будет. Гинга, не смей упасть!
Фреду, поди, дорогу перечеркнул блок-пост. -
Дура я, вот же дура, - давно б разметала их,
но поздно, я не всесильна и выбор предельно прост:
я гроблю марранов этих или забью на них. -
Каннинг уже не мальчик, вырвется как-нибудь,
мне ж в Изумрудный город, пока он на карте есть,
и Белку скрутить, чтоб вовсе сюда позабыла путь,
и только потом, о Боже, о, сладкая моя месть.
Вот уж на горизонте зеленью повело,
значит, не весь разрушен, - Гудвин был молодец.
Что ж, поприветствуй, Белка, ступу и помело, -
я нынче слишком ведьма и будет тебе - песец
в пару. - Пушистый, белый, - хищник он, так, чтоб знать.
Что-то я просчиталась, кажется, с колдовством:
Белка... - какая Белка, выметена она.
Россыпи изумрудов кто-то найдет потом. -
Я же.. О черт, заело! - Значит и я к парням
скорым отправлюсь - встречным. Здравствуйте, мне без вас
долго не выжить видно. - Примете вновь меня?
Как так скучала, Чарли... покуда была жива...
poems

не про изумруды

Ну, что же, договорились: ты выбираешь блеф,
я же, как непривычно, я выбираю - пас.
Не новички мы оба в этой древней игре,
можем предугадать последущий расколбас. -
Будешь ты так настойчив и убедителен столь,
что станет казаться странной моя отстраненность от
слов твоих, обещаний. Но я - разрезана вдоль:
слева - горит и бьется, а справа - спокойный лед.
Ты держишь правую руку - какой забавный расклад:
я справа - всегда свободна и, там же, - всегда права.
Я руку не убираю, ты так очевидно рад,
что я промолчу, пожалуй, все правильные слова.
Я все понимаю, вижу, как нынче ложится масть:
тебе подфартило сразу, - внутри у меня дыра,
и ты умудрился как-то заполнить ее, припасть
открытой к открытой ране. А ты говоришь, игра.
У нас с тобой на обоих - таинственный полуфит,
но нам не хватает карты, чтобы пойти ва-банк.
Поэтому я пасую. Прости мне нежданный финт, -
я слишком давно играю, чтоб верить твоим губам.
  • Current Mood
    размер задолбал
  • Tags
    ,