November 3rd, 2006

poems

Так вот

О, Боже мой! -

Чего, казалось, проще: один звонок (да, можно без звонка), метнуться, пересечь меж-нами-площадь, нет, пропасть, грань, что вроде бы тонка;

так вот, рвануться, плюнуть на гордыню, условности, привычку уходить, и в ритм шагов твое привычно имя твердя, не замечать совсем пути, прорваться сквозь, промчаться через время, сквозь панику, людей чужих, метро, поскольку невозможно больше верить, что было так задумано хитро, - чтоб никогда уже не быть счастливой с тобой;

так вот, - сойти с ума, рискнуть и в твой подъезд ворваться торопливым смешением потеряных минут, пешком взлететь ("моя любовь...") на пятый - быстрее лифта ("..пятом этаже"), и у дверей ловить молчанья капли, почти жалея обо всем уже, но - скрипнет дверь, - глаза зажмурив, рухнуть, припасть к тебе, без слез, сквозь немоту шептать в твои отчаяные руки, что ты, конечно, ждал совсем не ту, но я пришла, мне надо, я устала, я не могу так больше, не хочу с другим каким-то начинать с начала, быть может, лучшим (разве что на чуть);

так вот себя тебе по нарастающей выплеснуть, все сразу рассказать, и знать: ты не поддашься, не растаешь, но больше мне, увы, молчать нельзя, - я намолчалась вдосталь, наглоталась всех этих слов, колючих, как ежи, я каждый день с утра себя латаю, чтобы хотя б до вечера дожить, про ночь не будем - это слишком, слишком... -

так вот в тебя уткнувшись говорить, всем телом чуять, как ты это слышишь, и точно знать, что у тебя внутри, понять, что дышишь ты уже неровно, - прерывисто, как будто на бегу - тебя уже захлестывает волна... -

так вот, я это точно не смогу.
poems

(no subject)

...и всю жизнь я в этом своем мирке
не о тех, кто рядом, а вдалеке
не страдает вовсе, а налегке
и ничем не сломлен.
Он блондин, но чаще всего брюнет,
у него на каждый вопрос ответ,
что работа, денег, билетов нет, -
этот трус, он кто мне? -
Это длится месяц, а, может, год,
он моя надежда наоборот,
но я помню наше еще рот-в-рот,
только он не помнит.