Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

poems

Гингема - Урфину Джюсу

Ох, Урфин, мой милый Урфин. Прости, если что не так.
Письмо обнаружишь утром, я буду уже в пути.
Мне, знаешь, не так-то просто решиться на этот шаг,
но я не могу остаться. - Еще раз: меня прости.
Да, я собрала все вещи: лягушек, и змей, и крыс,
летучие мыши сами сорвутся за мной вослед.
Ты выдержишь, я-то знаю, что ты ни разу не скис
за эти почти пятнадцать со мной мучительных лет.
Я - в Изумрудный город, там что-то нехорошо.
В конце концов, не Страшила, а я волшебница здесь,
ну, ведьма. Ответ от Чарли все еще не пришел,
я жду еще пару суток, - иначе придется лезть
одной в эту авантюру. Но выбора больше нет:
в зелененькую шкатулку пробрался престранный зверь -
придумал какой-то Пушкин запутаннейший сюжет,
а в результате Белка жрет камни. Ну, верь, не верь,
а я ухожу не к Блэку, а, в сущности, на войну. -
Ты помнишь, я лет так в двадцать была на подъем легка.
И, знаешь, я доверяю стоять за спиной тому,
кто раненных и убитых своих не бросал пока.
Но, в общем, не в Чарли дело. - Я больше так не могу:
в дубовых твоих хоромах мне нечем совсем дышать.
Везде твои деревяшки и этот рахат-лукум,
а у меня аллергия на сладкое (я мышам
его отдавала). - Знаю, была непростой женой,
скорее я - наказаньем за что-то была тебе.
И одному полегче прожить будет, чем со мной.
Целую. Купи собаку и поезжай в Тибет.
poems

Гингема - Чарли Блэку

Телеграмма

Чарли, поторопись, мне помощь твоя нужна, -
такая хреновая жизнь, как из меня - жена
Урфину оказалась, но я сейчас не о том. -
Я жду тебя у развилки, в Город войдем вдвоем.
Там паника и безумье, крошится изумруд,
какая-то Белка приперлась, да, именно так зовут.
Сказала - придумал Пушкин, сказала, сожрет дома
и стены, и башни, в общем, народец сошел с ума
и срочно пакует вещи. В армии - беспредел,
правительство разбежалось, Страшила бы поседел,
когда бы не из соломы. - Короче, давай быстрей.
Я вещи уже сложила. Пишу тебе от дверей.
poems

Гингема - Стелле

Ну, знаешь, Стелка, ты тоже стерва -
все пела Чарли, мол, "ты мой первый!"
Какую, все же, фигню несла!
А он и счастлив - развесил уши,
к твоим хранцузским рванул подушкам,
слинял под вечер и все дела.
Тебе, конечно, всё восемнадцать.
Не надоело так притворяться? -
В подтяжках вся уже до ушей!
И твои эти "ах, милый, чмоки",
и чтоб при встрече три раза в щеки... -
Дарю иголки - хоть рот ушей.
Но, в общем, знаешь, я не в обиде, -
он сам все понял, все сам увидел,
бедняга в шоке - вчера звонил.
Так что, не дергайся, - я простила:
что было, то хорошо, что - было.
Но лучше больше не тронь моих.
poems

Второе письмо Гингемы

Послушай, я посылаю второе тебе письмо
практически вслед за первым и это - не комильфо,
но как бы ты ни ершился, ты, несомненно мой,
а я, несмотря на Джюса, все помню твой телефон
и вздрагиваю, случайно заслышавши Summer Time -
мелодия, безусловно, не для твоего лица.
Я скоро возненавижу свой благословенный край:
всех этих жующих вечно, моргающих без конца.
За дверью скребется Урфин - он, в общем-то, неплохой
и очень боится, знаешь, что я от него уйду,
старается, как умеет, облагородить sweet home -
все стены и окна-двери облицевал под дуб.
Я стала помягче, знаешь, не сразу за чемодан,
но все-таки не готова мальчишку ему рожать,
вот он и строгает, пилит и лобзиком что-то там, -
и только глядит побито. И так его, знаешь, жаль.
Я, в общем, ты понимаешь, не то, чтоб совсем трезва,
иначе бы не рискнула транслировать эту чушь.
Но - тоже имею право. И тоже, как ты, права,
что отменила рейсы в Канзас. Всё. Пойду под душ.
  • Current Mood
    остановите меня
  • Tags
    ,
poems

Гингема - Чарли Блэку

Здорово, бродяга Чарли, с тех пор, как мы развелись
я, в общем не постарела и даже не так сдала,
как ты бы хотел представить. - Я вновь выбираю из
не лучших, но постоянных, заботливых - все дела.
Да, то, что меня прибило, - брехня, тут ты снова прав,
как, собственно, и в тот вечер, когда усвистел к своей,
как там ее бишь... - Елене? Ах, Стеле, прости, пора
и мне бы уже запомнить, что любишь ты посложней
чтоб имя звучало, только у них в голове - сквозит.
Но это не так уж страшно блондиночкам, согласись.
Я, кстати, предупреждала, - что все иначе вблизи,
но ты же мужчина, мачо, - повелся на эту мисс.
Нет, это уже не ревность: проехали - столько лет
и столько твоих подружек, и я, в общем, не одна.
Я книжку тут написала - знакомый тебе сюжет,
с концовкой другой, но это уже не моя вина.
  • Current Mood
    не отпускает, хоть плачь
  • Tags
    ,
poems

Страшила - Элли

Сил нет линки ставить, все у kshk

Этих сюжетных линий все-таки - дофига:
Лев, как собачка, трется, мацает твой подол,
этот, который Железный, поставил себе фингал,
случайно махнув масленкой - бестолочь и осел.

Мы, словно зондеркоманда, проходим страну насквозь, -
у встречных трясутся челюсти, глупый народ - жевуны! -
Лев пару сожрал в сторонке, как же - почетный гость,
а этот, который тупица, с тобою на ты, увы.

Мы премся по этой желтой, кто там сказал "кирпич"? -
Песок разъедает краску на круглом моем лице,
Лев принялся за Тотошку, - все-таки слишком хищн,
а этот, который сволочь, не любит тебя совсем.

А ты, безусловно лучше, чем я представить бы смог
в своих бесконечных мыслях о том, как устроен мир. -
Как жаль, что я из соломы, а вовсе не главный бог,
не Гудвин хотя бы, что ли... - умница и вампир.
poems

Гингема

Железный Дровосек - Элли.
Элли - Железному Дровосеку.
Гудвин - Железному Дровосеку.

...ох уж мне эта Элли, любезные жевуны:
ведь та еще потаскушка - понабрала бродяг,
мол, знает она дорогу, глас слышит и видит сны,
и все у них точно будет, что только ни захотят.
Ох уж мне эти сказки, этот пестрый бомонд:
поскрипывают о прошлом заржавленной головой,
нет, чтоб ею подумать - девчонка идет домой,
а эти - для антуражу, а больше ей ни на кой.
Она играет спектакли по тысяче раз на дню:
железному дарит сердце (тряпичный красный мешок),
второму, недолго думая, презентует совсем фигню -
пригоршню булавок острых, а он и без них смешон.
А третьему (ну, конечно, как этого обойти)
выкатывает напиток - мне пакостней не сварить.
И все они почему-то идут по ее пути.
Ужасно, но все взаправду. Какой-то дурацкий спринт.
Несносная задавака, любезные жевуны,
мне Элли вторые сутки словно бельмо на глаз:
ходит моей дорогой, будоражит покой страны, -
я в бешенстве, я устала, - достаточно на сей раз.
Пойду намешаю зелье, и пусть она улетит
подальше от наших с вами домов, полей и дорог,
а троицу - этот крайне запущенный архетип -
обратно распустит Гудвин. С него - хоть какой-то прок.

(под чуткой корректурой kshk)

ЗЫ. Я знаю, что Гингему раздавило домиком Элли.
Kolombina

Случайно

Не хочется, чтобы «люблю» мое - суть - безнадежно, -
отчаяно-нежно, - пожалуйста, сколько угодно,
беспечно, смеясь и смущаясь, о неосторожны-
е руки твои обжигаясь. - Я знаю, негодник,
что неосторожности не было тут и в помине,
но честно краснею. А ты продолжаешь случайно
касаться ладони, локтя и к предплечью по миллли-
метру сдвигаться и вдруг остановишься: «Чаю
хотела ты, кажется, - черный, зеленый, - покрепче?» -
О чем ты, о Боже?! - Возможно ли думать о чем-то,
что не твои руки? - Глаза открываю: «Хотела.
Зеленого, слабый, спасибо.» - В глазах не прочел бы,
да что там глаза, я прошу каждой клеточкой тела
касаний случайных. - Любовь моя - суть - моя кожа
живет ожиданием встречи с твоими губами,
с твоею ладонью и с тем, что, наверно, похоже
на слово «моя», если ты его скажешь случайно.