Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

Пошутить

(no subject)

Было ли, не было? - Небо над колыбелью.
Долго ли, коротко? - Ты закрывай глаза.
Помнишь, мой маленький, как в твоем детстве пели
мы о волшебном на разные голоса?
Помнишь, мой ёжичек, небо луну качало,
звезды стелило в саночный Млечный путь? -
Если забудешь, я расскажу - с начала -
все, что бывало с нами когда-нибудь.
Долго ли, коротко, - клен караулит окна,
запоминая, как ты растешь во сне. -
Веришь, мой маленький, - все твои бури смолкнут, -
утром проснешься, а город засыпал снег.

20.12.18г
poems

(no subject)

Нам показано лето, умытое теплым дождем, -
ежеутренне с кофе, добавить по вкусу корицы.
Ненавидя будильники, в тусклый рассвет мы встаем,
отпуская себе невозможность никак измениться.
Нам показано лето, но с летом опять дефицит,
так что пьем суррогат, сублимируя счастье горстями.
Ошибаясь и падая, множим на сердце рубцы,
поднимаясь опять, собираем себя по частям и
почти что не помним, что значит на месте стоять.
И, пожалуй, боимся, – на этом же месте остаться, -
нет судьи беспощадней, чем утлая память своя.
Нам показано лето, текущее вечно сквозь пальцы.
Пошутить

Но с тем, кто музыке моей не подчиняется, с тем никогда и ничего не сочиняется

От этих мальчиков с их окаянной смуглостью
Мне не спастись со всей моей премудростью.
У них прохладный лоб, во лбу горение
Ну, сочини со мной стихотворение.

От этих мальчиков с загадочною внешностью
Такою веет нерастраченною нежностью,
Когда они от слез, от полудетской робости
Вдруг переходят к каменной суровости.

Ах, этих мальчиков в цепях непогрешимости
Я не спасу при всей моей решимости:
В глазах зеленый лед, в губах - смирение...
Ну, сочини со мной стихотворение.

Все, худо-бедно, все идет, как полагается,
К моей любви всегда блокнотик прилагается.
Но с тем, кто музыке моей не подчиняется,
С тем никогда и ничего не сочиняется.

Вероника Долина
poems

(no subject)

Устав к тебе с протянутой рукой
идти
я руку опускаю.
Несбывшееся счастье зубы скалит
и закрывает двери за собой.

Я думала, я многое могу. –
Я многое смогла, но в одиночку
сподручнее гораздо ставить точку,
чем строить замки в тающем снегу.
off

(no subject)

Безвольно пощады просят
Глаза. Что мне делать с ними,
Когда при мне произносят
Короткое, звонкое имя?

Иду по тропинке в поле
Вдоль серых сложенных бревен.
Здесь легкий ветер на воле
По-весеннему свеж, неровен.

И томное сердце слышит
Тайную весть о дальнем.
Я знаю: он жив, он дышит,
Он смеет быть не печальным.

1912
А.Ахматова
А-ах...

Current mood

Меня покинул в новолунье
Мой друг любимый. Ну так что ж!
Шутил: "Канатная плясунья!
Как ты до мая доживешь?"

Ему ответила, как брату,
Я, не ревнуя, не ропща,
Но не заменят мне утрату
Четыре новые плаща.

Пусть страшен путь мой, пусть опасен,
Еще страшнее путь тоски…
Как мой китайский зонтик красен,
Натерты мелом башмачки!

Оркестр веселое играет,
И улыбаются уста.
Но сердце знает, сердце знает,
Что ложа пятая пуста!
1911

А.Ахматова
Вполоборота

Анонс

Буквально в эту субботу 21.10.06г. я стану обладательницей некоторого количества экземпляров такой вот книжки:



Автор - я.
Художник - Наталия Гончарова (myauchilo)
Менеджер проекта - Катерина Молочникова (kshk)


Теперь могу уже точно принимать заявки и планировать либо личные встречи, либо какую-то централизованную раздачу слонов.

Если же требуется почтовая доставка, то давайте договариваться через valka @ valka . ws

Collapse )
poems

Последний лист дневника Гингемы

Вот и письмо от Чарли: марраны берут свое,
и оба моих красавца попали под их прицел.
В небе невыносимо пичуга поет, как пьет
силу мою и волю - выжить, сражая цель.
Урфин и Чарли... - К черту, плакать нельзя сейчас,
мало ли, что под сердцем пропасть раскрыла пасть. -
Многое между нами было, теперь без нас
многое тоже будет. Гинга, не смей упасть!
Фреду, поди, дорогу перечеркнул блок-пост. -
Дура я, вот же дура, - давно б разметала их,
но поздно, я не всесильна и выбор предельно прост:
я гроблю марранов этих или забью на них. -
Каннинг уже не мальчик, вырвется как-нибудь,
мне ж в Изумрудный город, пока он на карте есть,
и Белку скрутить, чтоб вовсе сюда позабыла путь,
и только потом, о Боже, о, сладкая моя месть.
Вот уж на горизонте зеленью повело,
значит, не весь разрушен, - Гудвин был молодец.
Что ж, поприветствуй, Белка, ступу и помело, -
я нынче слишком ведьма и будет тебе - песец
в пару. - Пушистый, белый, - хищник он, так, чтоб знать.
Что-то я просчиталась, кажется, с колдовством:
Белка... - какая Белка, выметена она.
Россыпи изумрудов кто-то найдет потом. -
Я же.. О черт, заело! - Значит и я к парням
скорым отправлюсь - встречным. Здравствуйте, мне без вас
долго не выжить видно. - Примете вновь меня?
Как так скучала, Чарли... покуда была жива...
poems

Гингема - Фреду Каннингу

Телеграмма

Каннинг, ты нужен срочно, к черту твоих девиц.
Смотри, я сейчас возникну в каждом из встречных лиц. -
Не дергайся, это Гинга, не морок и не обман.
Я знаю, меня не любишь, но я не Желтый туман -
и не исчезну утром, так что гони их всех.
Не притворяйся старым, хитрый седой морпех.
Слушай, я буду краткой: Остров попал в беду,
я вызываю Чарли, да и сама иду. -
Все свои междометья выскажешь мне потом,
давай, раскатывай парус. - Если не ты, то кто?
poems

Гингема - Урфину Джюсу

Ох, Урфин, мой милый Урфин. Прости, если что не так.
Письмо обнаружишь утром, я буду уже в пути.
Мне, знаешь, не так-то просто решиться на этот шаг,
но я не могу остаться. - Еще раз: меня прости.
Да, я собрала все вещи: лягушек, и змей, и крыс,
летучие мыши сами сорвутся за мной вослед.
Ты выдержишь, я-то знаю, что ты ни разу не скис
за эти почти пятнадцать со мной мучительных лет.
Я - в Изумрудный город, там что-то нехорошо.
В конце концов, не Страшила, а я волшебница здесь,
ну, ведьма. Ответ от Чарли все еще не пришел,
я жду еще пару суток, - иначе придется лезть
одной в эту авантюру. Но выбора больше нет:
в зелененькую шкатулку пробрался престранный зверь -
придумал какой-то Пушкин запутаннейший сюжет,
а в результате Белка жрет камни. Ну, верь, не верь,
а я ухожу не к Блэку, а, в сущности, на войну. -
Ты помнишь, я лет так в двадцать была на подъем легка.
И, знаешь, я доверяю стоять за спиной тому,
кто раненных и убитых своих не бросал пока.
Но, в общем, не в Чарли дело. - Я больше так не могу:
в дубовых твоих хоромах мне нечем совсем дышать.
Везде твои деревяшки и этот рахат-лукум,
а у меня аллергия на сладкое (я мышам
его отдавала). - Знаю, была непростой женой,
скорее я - наказаньем за что-то была тебе.
И одному полегче прожить будет, чем со мной.
Целую. Купи собаку и поезжай в Тибет.